Е. Б. Марченко


Фея

Как вижусь я тебе, когда, устав от мук,
Ты в прошлое летишь, пьянея и немея?
Так знай – я здесь, я соткана из вьюг,
Я – грустная Рождественская фея.

Войду неслышно, разожгу камин,
Достану сказок разных из «трофея»:
О том, как у русалки не родился сын,
И что глупцу всего дороже портупея…

Я расскажу, как там, среди аллей,
Принцессе заколдованной не спится,
И как герой глядит на журавлей,
Держа в руке невзрачную синицу.

И, может, дочь моя, смахнув с ресниц слезу,
Вдруг скажет: «Мне приснилась нынче фея.
Ты знаешь, папа, феи долго не живут.
Их губит всё, что истины грубее.

Им грубый окрик – боль, и стон – неправый суд.
Они от лжи любой в молчанье тихо тают.
От тех, в ком веры нет и нет любви, – бегут
И в небо безвозвратно улетают».



Осень

Уносятся годы, уносят
Улыбки, цветы и труды…
И плачет роскошная осень
В плену у мирской суеты.

Так я упоительно плачу
По всем не забытым мечтам,
Нам осень сулила удачу –
Как много оставлено там!



Январь

Красавица зима! Богато мехом
Укрыты все деревья, все дома,
И выстужена ветром тишина.
На лужах – лёд, звенящий детским смехом.

Довериться, скажи, каким утехам?
Жесток мороз, и далека весна,
Вновь юный день, и снова – не до сна,
А новый год – дорога к новым вехам.

Январь волнует. Чудная природа,
Укрась и мой наряд в начале года!
Искрящимся мгновеньем околдуй…

Шаль серебристую набрось на плечи,
Пусть будет страстно-вьюжен и доверчив
Морозный зимний снежный поцелуй.